ОТНОШЕНИЯ ПОЛОВ

Соучастница. Напарница. Развратница.

Соучастница.

Мы на одной скамье подсудимых. Она рядом — не захотела сдавать. Я запрещал лезть, просил не подставляться, говорил, что не хочу её заточения, но ничего не желая слышать, она закрыла мне рот своей нежной ладонью, потом мягко, по пикселям плотно прижала свои губы к моим и ответила, что во всем хочет быть моей соучастницей. — Жить крайностями с тобой мне нравится больше, чем плоско и однообразно с другими. С тобой мне не нужно слышать о любви, я её чувствую. И как не любить и не восхищаться ею после такого заявления, в таких обстоятельствах? Нас судят все кому не лень, а нам слишком напряжно придавать каждому мнению значение. И кого-то это чересчур бесит. Общество готово закидать камнями любую пару, кто счастлив и не притворяется, дышит и любит по-своему. Мы держимся за руки и улыбаемся им всем одним затылком на двоих. Пусть завидуют молча и дрочат.

Напарница. 

Если бы я однажды сорвал банк, я бы точно доверил все деньги на хранение только ей. В фонд дикой, просто дикой. Мне без разницы в чем держать куш, только при условии, что это место — моя женщина. И пусть тратит сколько хочет, пускай вкладывает в себя мои деньги, всё равно же я для себя стараюсь. Эгоист. Если бы напивался, я бы звонил именно ей, чтобы заехала. Сидел бы на переднем сиденье и гладил ее ножки. Не убирал бы с них свою руку. Но я не пью. Уж точно не борщу. Не хочу проморгать звонок от неё или проспать сообщение. Не имею желания пропустить какое-нибудь событие, очередную смену настроения. Гребаный космос, она верит в эти далекие планеты, и в свою зависимость от них, считает меня своим предназначением, но не хочет просто признаться или хотя бы допустить, что малость двинутая, сумасшедшая. Как будто я уйду. Я что, идиот?

Развратница.

Общепринятым навязанным правилам и межполовым стереотипам назло, она набрасывается на рамки приличия своим поведением. Пошлым, откровенным, развязным, дерзким. Черным на белое. Сладким на горькое. Акварелью по графиту. По-мужски грубо, по-женски красиво, со вкусом и стилем. Потрясающее зрелище, когда в ливень печет солнце, и непонятно, то ли ты мокнешь, то ли загораешь. Делает все наоборот, для радости своей души, для моего сердца. 

-Я плевала на стеснение и скуку, живу со своим мужиком в кайф, а не по привычке. О прошлых отношениях не переживаю, не вспоминаю, волнует лишь тот, кто мой шквалистый характер считает адекватным, подходящим современным реалиям и бодрящим, вдохновляющим. Кто может прижать к стене поцелуем и заткнуть мой яростный или истерично-слезный рот, не готовясь заранее припасть гусеницей к ногам и просить прощения за излишнее применение силы. Да я обожаю силу, мечтаю подчиняться, слушать, следовать мужским словам, но только в том случае, когда чувствую уважение, заботу, добро и хорошие намерения в голосе, а не мальчишеское стремление быть первым, победителем во чтобы то ни стало. Это срабатывает где угодно, но только не с женщиной. Вот поэтому-то я с ним и замолкаю, успокаиваюсь, и часто, убаюкиваюсь и засыпаю в тишине, покое и безопасности, в надежных руках, в крепких и ласковых объятиях. Сложно этого не сделать, когда тебя просто подавляют своим воспламеняющим взглядом, и ты как ураган в колбе, такая опасная, пока не потрясешь и не вытресишь из тебя всю дурь и осадок. Он берёт порой жестко, но не тушуется, он властен надо мной, но нереально аккуратен и внимателен. Хотя, признаться честно, я его спокойствия сама немного опасаюсь. Бойся гнева терпеливых. Как он меня выносит, и ещё умудряется ощущать и отдавать высокие чувства. Опасаюсь, но не сторонюсь, впитываюсь и учусь. Я на него, например, кидаюсь, возмущаюсь, а он идет на меня уверенно и так до смешного нагло, прет ко мне и всё, я забываю причину своего существования, все смыслы жизни, которые так упорно многие жаждут разыскать. Уверена, боли не причинит, а если наорет, то я вслушаюсь и влюблюсь в этот крик как правильная ученица-фигуристка, которую наставляет педант-тренер. Он никогда не повышает голос беспричинно, даже тогда, когда мне дурочке кажется, что только поругание здесь и уместно. Я волнуюсь, ищу оправдания и причины своим шалостям, пакостям, готовлю слезы и гримасы, а он и не собирался гудеть. Рушит мою женскую логику, и я не могу найти логическое объяснение каким образом он это делает. Зачем мне знаменитое женское мышление, если оно с ним лагает? Он просто, блять, меня влюбляет и я, как рыба, молчаливо и смирившись с участью жарюсь на песке, как перевернутая черепаха дрыгаюсь беспомощно и устаю от собственной лишней гиперактивности. Да и пошло все к черту, не хочу иначе, хочу расслабиться, пить вино и купаться в лете, гулять в ярких платьях и коротких шортах, и наслаждаться тем, что он меня обожает и носит на плечах, придерживая за ягодицы. Для одних я сука, а он во мне видит личность.

Мы с ней договорились ещё на берегу, что ограничивать свободу друг друга не станем, чем бы ни закончились наши отношения. Именно поэтому сейчас около меня она, а не другая. Не сбежала. И наша лавстори не завершилась. Разделяет со мной приговор. Нас объявляют виновными в непреднамеренной любви, в хулиганстве — мужем и женой. Только вот у нас все по-настоящему, по совести, по звездам, по кайфу. Как и подобает хулигану и его прекрасной даме, с компактным девчачьим пистолетом на бедре.

Мы даже в загсе друг друга кусали.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]
Вверх