ОТНОШЕНИЯ ПОЛОВ

Мне на свою Чёрную мамбу не жалко ни чувств, ни слов, ни трогательных моментов, ни знаний, ни денег.

Её любимый яркий цвет — чёрный. Она носит его, а я её на руках. Готов сожрать свою конфету целиком. Глазами. Руками. Губами с языком.

Почему я твёрдо уверен, что не разлюблю её, и еще сильнее влюблю в себя? 
Во-первых: Я не встречаюсь, и тем более не живу с женщиной, ожидая, что полюблю. Сначала люблю, и только потом строю отношения. Серьезные, прочные, с титановым каркасом внутри, в которых нет сомнений, но есть верность и уважение. Самоотдача без остатка. Не хочу затуманивать мозги женскому полу своими мудачествами: «Извини, я не смог полюбить, ты не та. Ты была временной дислокацией. Всего лишь станцией, а не депо». 

Во-вторых: Мне на свою Чёрную мамбу не жалко ни чувств, ни слов, ни трогательных моментов, ни знаний, ни денег. И вопрос не в количестве имеющихся купюр, энергии или сил, а в желании многосторонне тратиться на свою малышку. Она мой Las Vegas. Именно и только мой, и я хочу просадить на неё всё своё время, всю наличку, всё имущество, всего себя. Остаться голым с ней. Плохо, если нет хищного мужского желания, африканской жажды, делать своей любимой дары без повода. За то, что она женщина, причем твоя. За то, что она красивая, и сильно старается быть такой круглогодично, ежечасно. Будь то на вручении премии за «Лучшую женскую роль», или дома, на полу, в элегантной стильной пижаме и махровых носочках, читая книгу: «Как приручить своего дракона». Хочет что-то — держи. Хочет меня — в любое время дня и ночи, хоть на рабочем столе, её попка привыкла к жесткости. Эмоции — не проблема, никакого воздержания. Она улыбается, а я влюбляюсь по уши. Мне безумно нравится любить её, ведь любить — это не только чувствовать, но ещё и делать.

Смотрю на свою довольную жизнью девочку, и понимаю, что это всё, в том числе, благодаря мне. Ощущаю себя с ней настоящим мужиком. Вот реально. Уверенно знать, что у нас всё в порядке — это непередаваемо. Когда она прыгает на ручки, и смотрит глазками четырёхмесячного котенка — я и сам разрываюсь от изобилия оттенков счастья. Всё, что чувствует она, передается всеми возможными путями мне. И я требую от себя, чтобы так продолжалось впредь.

Сначала она позволяла себя любить и добиваться, затем не заметила, как сама погрязла с головой в этом чувстве ко мне. И прежде, чем обвинять её в том, что она не дарит мне взаимность, я спрашивал себя: «А что я сделал для неё? Что я готов делать для неё на постоянной жизненной основе, чтобы она меня любила бесконечно?»

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]
Вверх