ОТНОШЕНИЯ ПОЛОВ

Как было бы здорово, если бы море не прекращалось. И наша жизнь. И мы.

В нее светило солнце в обход меня. Она спрятала в тени своей руки лицо и, слегка щурясь, смотрела на меня попеременно перемещая взгляд с больших губ на глаза. Улыбалась в полную силу лицевых мышц, как и учил. Учил без слов. Я всегда знал, что искренне и во все сердце она будет улыбаться только от счастья, поэтому об улыбке не просил. Просто не оставлял иного выхода. Одолжения мне не нужны, и такие фальшивые отзывы удовольствия нам обоим не доставят, к хорошему не приведут. Был фильтром всему входящему в ее организм, и плохие эмоции часто до нее даже не доходили. А я мужчина, я с ними справлюсь. Не буду воспринимать как она, раздувать из мухи слона, принимать на свой счет и переживать, фантазировать и выдумывать несуществующее, невозможное. Просто выкину. Этим мы и отличаемся от женщин. Мы скучные. Монохромные. Предсказуемые. Но кто-то должен быть в семье хладнокровным и принимать решения не поддаваясь излишним чувствам. Кто-то должен при необходимости уметь сказать твердо, решительно и отсекающе нет или да. Кто-то обязан встать в дверях упершись плечами в косяк, отразить удары, защитить семью, жену и детей, и не пропустить зло в дом. Кто-то обязан в нужный момент достать из-за пазухи агрессию, характер, силу и поставить на место обстоятельства, людей. Кто-то должен быть мужчиной, и это явно не женщина.

Я убрал с ее лица волосы, заправил за ушко — передал энергию заботы и любви. Коснулся кончиком пальца кончика ее носа — перезагрузил ей глаза и они запылали новым светом. Догорающее светило разделилось, разошлось по двум карим планетам и они вспыхнули как нити накаливания. Она часто глядела на меня сквозь тончайшую мокрую пелену радости, потому что я смотрел как на королеву. Не в вульгарном и пафосном, укоряющем и обвиняющем смысле слова. Как никто другой. Видел ее таковой. Когда тебе приходится быть сильной, и ты мечтаешь о мужчине с которым сможешь чувствовать себя слабой, то найдя такого, ты каждый раз смотришь на него и невольно вспоминаешь все, что он сделал для тебя, как относится и оберегает, и душа начинает говорить неконтролируемыми, трогательными, прекрасными женскими слезами. Сложно поверить в эту реальность, всегда ищешь подставу, ложь, сомнения, скрытый смысл, а он тебя просто любит. Безвылазно, без сожаления весь в тебе одной. И рано или поздно ты в этом его состоянии теряешься, позволяешь себя засосать, отдаешься ему и обретаешь гармонию. Честная и глубокая мужская настойчивость способна разогнать любое женское сердцебиение. Если женщина тебе нужна, она об этом узнает, и непременно запомнит. Только отличайся.

Море с приятным шипением и пузырьками воздуха хлынуло в наши ноги, но я не опустил голову. Дорожил неповторимым, быстротечным моментом и ее видом на фоне заканчивающегося греческого дня. Старался растянуть мгновение. На такие вещи не следует смотреть через объектив, только вживую. Вода омыла ее ступни почти так же игриво и мягко, как прошлым вечером перед сном это сделал в номере отеля я. Вином. Как я тогда был пьян, как я не мог нацеловаться. Наслаждался ее загорелой кожей, ее губами вкуса винограда. Нежились в ванне лицом к лицу, максимально близко, её ноги перекрестно на моих. Мои руки блуждали, и порой надолго пропадали под густым, толстым слоем ярко-белой пены. Вытерев нас обоих, я аккуратно отнес её в прохладную постель. Спустя какое-то неизвестное, но безумно приятное, романтичное и страстное время, изрядно вымотавшись под алкогольные рукоплескания в голове, мы заснули.

Она говорит, что ей со мной повезло. Вспоминает разные мои поступки, фразы, события. Хвалит, гордится, вдохновляет. Для меня это чрезмерно важно, но она не понимает до конца, и вряд ли когда-то поймёт, что до нее я не мог найти самого себя. От меня отказывалось собственное сознание. Так важно среди всей протяженности жизненного пути разыскать друг друга и забрать, быть вместе. Отыскать самым правильным и правдивым способом — почувствовать. Один раз затянуться и не выдохнуть этот сладкий дым, делающий нас зависимыми. Раствориться в нем, чтобы каждая клеточка впитала любимого человека.

Мы стояли на берегу у темно-синей кромки бесконечно продолжающегося, открытого и неописуемо красивого пространства, и впитывали. Себя, окружавшую нас идиллию, звуки природы, птиц, людей, волн. Теплый шустрый ветерок будто подросток проникал под нашу одежду, тревожил и пытался задрать её платье, хотел потрогать сам и поведать миру, всем остальным. Бесстыдник. В эти моменты я придерживал платье руками, прижимая к основанию ягодиц. Держал и при этом целовал в губы, куда хотел. Я понял по её мимике, что она не сомневалась в этих моих действиях, поэтому сама даже не шелохнулась. Как стояла с руками на моей груди под футболкой, которую, как и многие мои другие вещи, любит носить, так и продолжала, словно ничего вообще не происходит. Ты разберешься, и опасность, неловкость или смущение ко мне не подпустишь. Когда твоя женщина в тебе уверена — это великолепное ощущение и величайший успех. Мы обнимались и рассуждали, как было бы здорово, если бы море не прекращалось. И наша жизнь. И мы.

Вверх