Книги

5 книг в жанре нон-фикшн, которые меняют жизнь к лучшему.

Нон-фикшн нынче в моде, что не может не радовать. Одна страница хорошей публицистики прочищает мозги лучше десяти томов беллетристики. А читать ее не менее увлекательно. И полезно. Помогает понять жизнь, а без этого счастливым не станешь.

Артур Шопенгауэр. «Афоризмы житейской мудрости»

Шопенгауэра обвиняют в пессимизме и мизантропии. На самом деле, он ненавидел не людей, а человеческие пороки: глупость, пошлость, жадность. Его оценки точны и остры. Как ни крути, лучшей «инвентаризации» человечества до сих пор никто не предложил.

«Афоризмы» полны мудрых советов, которых не встретишь у иного психолога. Например, о том, как бороться со страхом и беспокойством: «Среди бед, грозящих человеку, есть такие, наступление которых неминуемо, как смерть, болезнь и пр. Есть и другие, всякого рода случайности, осуществление которых только вероятно, но не обязательно. Итак, в отношении первых мы должны говорить себе, что они случатся, но еще не скоро; в отношении вторых — что они не осуществятся вовсе». 

В свое время книги Шопенгауэра сильно повлияли на Льва Толстого, особенно на «Войну и мир». А уж граф умел отличать истинно полезное от ерунды.

Шопенгауэра можно любить или ненавидеть, но спорить с ним трудно. Потому что он прав!

2. Дарио Соммэр. «Мораль XXI века» 

Соммэр обличает человеческую слабость, безнравственность и приспособленчество. Современный массовый обыватель всем сердцем предан материальным ценностям, любит только тех, кого легко любить. Он чванлив и хвалится своей силой, но не способен бороться с обстоятельствами и легко подчиняется любой власти.

Автор с презрением отвергает удобный миф об относительности морали, оправдывающий эгоизм, слабоволие и распущенность. По Соммэру, человечество должно вернуться к духовным ценностям эпохи Возрождения, понятиям чести и достоинства. Книга для тех, кого достала современная цивилизация глобализма и политкорректности.

3. Андрей Курпатов. «Красная таблетка»

Пожалуй, лучшая книга по психологии. Чтение «Таблетки» само по себе производит психотерапевтический эффект. Обязательна к прочтению для тех, кто действительно хочет понять, почему его жизнь сложилась так, как сложилась, а не так, как мечталось.

Курпатов всегда был скорее философом, чем психологом. У него больше общего с Ницше и Витгенштейном, чем с Фрейдом и Юнгом. К тому же, в отличие от других патриархов «науки о душе», он умеет писать. Даже его научные монографии, вроде «Развития личности», читаются увлекательнее иного детектива.

4. Александр Невзоров «Искусство оскорблять»

Сборник полемических статей, бесстрашная критика власти, православной церкви и современной России. Образец удивительного для русского человека свободомыслия и интеллектуальной смелости. Эпатажные заголовки, вроде «Истина неподтертого зада», кого-то смутят, но на самом деле они только подчеркивают глубину и серьезность самих статей. Книга, несомненно, станет классикой, а сам Невзоров в истории русской мысли займет один ряд с Бакуниным, Чаадаевым и Писаревым. 

Лев Шестов «Достоевский и Ницше»

Оказывается, Толстой и Достоевский не всегда были общепризнанными духовными учителями. Уже в начале XX века их фигуры стали объектом резкой критики одного из самых значимых русских философов. Шестов ставит глобальный вопрос: есть ли на свете вообще справедливость? Если присмотреться к реальной жизни, говорит он, то очевидно, что зло торжествует, а добрые люди вознаграждаются лишь страданиями, унижениями и чувством вины за свою «добродетельность». Значит, справедливости нет, а Бог вознаграждает только злых. В этом весь ужас жизни. 

Шестов оценивает способность Толстого и Достоевского бесстрашно взглянуть на этот ужас. Вердикт философа неутешителен. Толстого он обвиняет в лицемерии, а Достоевского — в лживой приверженности идеалам гуманизма, доказавшего свою полную несостоятельность. Оба писателя прекрасно видят трагизм и бессмысленность человеческой жизни, но боятся сказать об этом вслух. Шестов противопоставляет им Шекспира и Ницше: они-то не боялись прямо говорить все, что думают.

Вверх